Иван Владимирович Мичурин

Основоположник научной селекции плодовых и других культур

28 октября 2010 года исполнилось 155 лет со дня рождения великого селекционера, биолога и генетика Ивана Владимировича Мичурина. К большому сожалению, имя И. В. Мичурина в последнее время стало забываться, и даже далеко не все садоводы толком знают, что он сделал.

А в одной книге («Русские ученые», издательство «Росмэн») я даже прочитала, что «…сорта И. В. Мичурина выродились, последователей не нашлось». А ведь, дорогие садоводы, если в ваших садах еще что-то и растет из плодовых и ягодных культур, то это, прежде всего, благодаря Ивану Владимировичу Мичурину.

И. В. Мичурин родился в Рязанской губернии в семье мелкопоместных дворян. Рязанщина – земля садоводов, были садоводы и среди родственников И. В. Мичурина. Так что совсем не случайно страсть в садоводству у будущего ученого проявилась еще с детства: «…как помню себя, всегда и всецело был поглощен только одним стремлением к занятиям выращивать те или другие растения», напишет он в своей биографии. Но кроме этого счастья в детстве у И. В. Мичурина ничего не было. Семья бедствовала, мать умерла, когда мальчику было всего четыре года, и он пошел «по рукам» родственников; из-за ранней смерти отца не реализовалась и мечта о высшем образовании – отец готовил его по курсу гимназии в Петербургский лицей.

В 1872 году И. В. Мичурин получил место конторщика на станции Козлов (ныне Мичуринск) Московско-Рязанской железной дороги. Работа была однообразная, изнурительная, одна радость – сад. Он арендует городской пустырь с небольшим садом, собирает коллекцию плодовых и ягодных растений и приступает к опытам по созданию новых сортов. Одновременно он углубленно изучает специальную литературу, при этом мог пользоваться и иностранными источниками, ведь хотя и не кончил, но все-таки учился в гимназии. Небольшой дополнительный доход на жизнь и научную работу приносила открытая им часовая мастерская.

В конце 1887 года И. В. Мичурин переходит на более высоко оплачиваемую должность разъездного по железной дороге мастера часов и сигнальных аппаратов и вскоре приобретает небольшой участок за городом. Не имея возможности нанять лошадь для перевозки своих растений, он переносит их на новое место (за семь километров) на своих плечах и плечах двух женщин – жены и ее сестры. И это был уже подвиг! К тому же И. В. Мичурин создавал сад не только для коммерческой деятельности – выращивания и продажи старых, известных сортов (что дало ему возможность уйти со службы), но и для выведения новых, улучшенных. А это нескончаемый, изнурительный труд и столь же нескончаемая трата денег – на покупку растений, книг, инвентаря.… А результат? Результат надо ждать годами и верить, верить, верить.… Верить в нужность и правоту своего дела, верить в правильность избранного пути. А ведь выведение сорта частенько затягивается на десятки лет. Например, сорт груши Бере зимняя И. В. Мичурин создавал 30 лет, а порой для этого и человеческой жизни не хватает.

В 1900 году И. В. Мичурин переселился со всеми своими зелеными питомцами – в третий и уже последний раз – в долину реки Воронеж, на более подходящий для опытов участок. Теперь здесь музей-заповедник великого ученого, а рядом – величественное здание и сады созданной еще при жизни ученого Центральной генетической лаборатории (ЦГЛ), которая сейчас преобразована во Всероссийский научно-исследовательский институт генетики и селекции плодовых растений (ВНИИГиСПР) и носит имя И. В. Мичурина.

Работа на железной дороге позволила И. В. Мичурину ознакомиться с состоянием садоводства в центральных губерниях России и убедиться в плачевном состоянии этой отрасли: садоводство не доходно, сады разводят лишь отдельные энтузиасты. В питомниках выращивают в основном иностранные, не подходящие для нашего климата сорта (увы, мы сейчас, к сожалению, снова пришли к этому!). В насаждениях было много непродуктивных, низких по качеству плодов, полудиких форм. И. В. Мичурин делает вывод, что причина такого положения российского садоводства не в суровости нашего климата, а в скудности и несоответствии нашим условиям тогдашнего сортимента. И тогда еще совсем молодой Мичурин задумал обновить существующий старый, полукультурный состав плодовых растений средней части России, для чего поставил перед собой две задачи: пополнить ассортимент плодово-ягодных растений средней полосы выдающимися по своей урожайности и качеству сортами и передвинуть границу произрастания южных культур далеко на север.

Задуманное в юности, И. В. Мичурин выполнил. Наша страна получила более 300 высококачественных сортов плодовых и ягодных культур. Но дело даже не в числе и разнообразии полученных им сортов. В конце концов, сейчас от них в садах удерживается не так уж много и к тому же в ограниченном количестве. По яблоне – это Бельфлер-китайка, Славянка, Пепин шафранный, Китайка золотая ранняя, в большем числе – Бессемянка мичуринская. Из сортов груши в садах Черноземной зоны сохраняется Бере зимняя Мичурина. Величие И. В. Мичурина в том, что еще в конце XIX века он прозорливо определил основное направление селекции, вооружил ученых стратегией и тактикой ее проведения, стал основоположником научной селекции (и, кстати, не только плодовых, но и других культур). Например, в моем саду уже более полувека цветет созданная И. В. Мичуриным лилия, пахнущая фиалкой. Ее когда-то заполучил из Основного питомника И. В. Мичурина мой отец и, боюсь, что она последняя на земле…

А его сорта стали родоначальниками новых, еще более усовершенствованных сортов, например, Бельфлер-китайка породила 35 сортов, Пепин шафранный – 30, которые, естественно, во многом и заменили своих предшественников.

Но не сразу Иван Владимирович нашел правильные пути в создании сортов. Ему не было у кого учиться, приходилось разрабатывать все самому. Было много ошибок, разочарований, тяжелых неудач, но он упорно продолжал свою работу. И это уже подвиг всей жизни!

В конце XIX века в России было распространено мнение, что улучшения сортового состава садов средней полосы можно добиться путем массового переноса сюда высококачественных южных сортов и постепенного приспособления их к суровому местному климату. Садоводы теряли на этом бесполезном деле многие годы и немало денег. И эту ошибку, кстати сказать, и сейчас повторяют многие наши соотечественники, покупающие саженцы, завезенные, например, из Молдовы.

Поддался поначалу соблазну такой акклиматизации и Иван Владимирович. И пройдут годы бесплодной работы, прежде чем ученый, проанализировав результаты опытов, сделает вывод, что приспособляемость старых, уже сложившихся сортов к новым условиям крайне ограничена, и простым переносом их деревьями или прививками черенков на зимостойкий подвой, акклиматизировать такие сорта невозможно. Совсем иначе получается при посеве семян. В этом случае под воздействие новых условий попадают не саженцы – сложившиеся сорта, а молодые сеянцы, чрезвычайно пластичные растения, обладающие высокой степенью изменяемости и приспособляемости. Так был сделан решающий вывод: акклиматизация достижима лишь при размножении растений путем посева семян. И многие из вас, дорогие садоводы, именно так сейчас и поступают.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *